«Литературная газета»: Пожар уносит все следы


Случившийся в 1988 году пожар в библиотеке Академии наук академик Дмитрий Лихачёв назвал в своё время «культурным Чернобылем». В последние дни января нынешнего года произошёл «культурный Чернобыль-2» – загорелась библиотека Института научной информации по общественным наукам (ИНИОН).

По данным МЧС, ликвидация открытого пламени заняла у пожарных около 25 часов. Причём оповестили их о возгорании не противопожарная сигнализация и не охрана здания, а жители соседних домов, когда огонь уже захватил значительную территорию. Основных версий причин пожара три: попадание петарды, короткое замыкание и поджог. Среди сотрудников и читателей библиотеки наиболее популярна последняя.

Огнём, по данным президента РАН Владимира Фортова, уничтожено около 15% книжного фонда. Значительная часть библиотеки не была оцифрована, то есть исчезла безвозвратно.

1fbdb9684af4e93053fc64530848cde6

Случай или умысел?

После пожара здание ИНИОНа, скорее, напоминает некое строение, пережившее апокалипсис, чем просто погорелую конструкцию. Ведь ещё до случившегося территория давно превратилась в некий «Чернобыль». Вокруг здания поросль пыльных обезображенных сухих деревьев, неухоженных кустов, кучи строительного мусора, среди которого вертятся автоинструктора и их ученики на учебных машинах, наглухо заваренная стальными прутьями эстакада центрального входа и, конечно, «бассейн», добавляющий последний штрих к этим библиотечным руинам. Если бы не свет внутри, назвать ИНИОН имуществом, которым управляет сама РАН(!), язык бы не повернулся.

В советское время ИНИОН отслеживал абсолютно все интеллектуальные новинки, давал возможность ознакомиться с уникальной литературой, конкурируя по ценности хранимой информации не только с отечественной Ленинской библиотекой, но и с крупнейшими мировыми фондами. В хранилище имелись уникальные печатные издания XVI–XVIII веков.

Что же сейчас? Библиотека будто застыла во времени. Бумажные карточки; читательская база, заполненная ручкой в тетрадке; копирка под листочек читательского требования и предупреждение – обязательно успейте сделать заказ до обеда (!), иначе вожделенной литературы сегодняшним днём не получить. Никакой электронной базы и предварительного заказа через интернет вне стен ИНИОНа; нет комфортных условий для читателей – стулья и столы приходится выбирать по правилу «чёрт с ней, с пылью, лишь бы не наделать на одежде зацепок или не запачкать». Был платный поиск по электронному каталогу, причём плата за КАЖДЫЙ запрос. Впрочем, чему удивляться? Ведь РАН и господин Пивоваров, «управляя» ИНИОНом, год за годом, похоже, эффективно сливали в унитаз бесценные фонды библиотеки, вызывая у абсолютно каждого посетителя стопроцентное чувство отвращения и самые злобные проклятия.

А что пожар? Пожар – лишь верхушка этого айсберга. Странно или просто совпадение, но накануне случившегося пожара в ИНИОНе проходили проверки. Январская проверка, от которой ожидали обычных формальностей, затянулась на несколько недель. Кроме того, по наблюдениям сотрудников института, сам академик Пивоваров вроде как очень сильно нервничал в последние предпожарные дни, нервозность было не скрыть. До чего «докопалась» проверка и что, собственно, проверялось, широким кругам не известно, но настораживает тот факт, что случившийся пожар произошёл именно там, где замкнуть-то ничего и не могло – там не было ни каминов, ни чайников, ни других электроприборов, способных вызвать короткое замыкание или перегрузку сети. А вот то, что именно там хранились ценные старопечатные книги и рукописи – факт.

В своих интервью Пивоваров ссылался на всевозможные варианты случившегося возгорания, вплоть до самого фантастического – «петарду забросили уличные мальчишки». Но при этом категорически отвергал лишь один вариант – умышленный поджог. Почему всё что угодно, но не поджог? «Эта земля, как и сам институт, является федеральной собственностью, а, как известно, президент Владимир Путин объявил мораторий на земли Академии наук, поэтому смысла в поджоге нет», – добавил глава ИНИОНа.

Так-то оно так… Но проверка ИНИОНа явно не велась с целью найти способ отобрать землю и здание в условиях президентского моратория, а вот умышленный поджог, которого, видимо, так истерически боится глава ИНИОНа, вполне возможен. По крайней мере, по двум причинам.
Во-первых, в пожаре могут быть «безвозвратно утеряны» исторические документы, рукописи, ценные материалы. Как? А по «старому доброму» академическому шаблону «было, да сплыло». Очень быстро посчитал ущерб и сам президент РАН Владимир Фортов, прямо-таки опередил всех экспертов и криминалистов! По его сведениям, пострадало всего 15% единиц хранения. Кроме того, президент РАН сослался на то, что «вода могла уничтожить и серверы, на которых хранились 3,5 млн. цифровых копий книг», и вычислительный комплекс. Это он о чём? О какой тетрадке в клеточку? О той, что на входе под запись посетителей, или о той, что в читальном зале со вложенной копиркой?

Во-вторых, умышленный поджог мог бы «спасти» ситуацию с этими самыми проверками, когда ремонты могли оказаться липовыми, а прочие работы и вовсе могли не проводиться, но очень серьёзные деньги почему-то куда-то подевались. В середине 2013-го и весь 2014 год ИНИОН проводит ряд тендеров на капитальный ремонт эстакады центрального входа и замену части водопровода холодного водоснабжения, комплексные работы по обслуживанию систем вентиляции, отопления, фасадные работы общей стоимостью превышающий десятки миллионов руб­лей! Эти работы должны были как минимум начаться, если уже не закончиться, к настоящему времени. Но тут – удивительное совпадение – пожар. Были ли проведены работы? Не могу утверждать, но согласитесь – кто теперь узнает, что именно и как было отремонтировано?

По мнению Ю. Пивоварова, вопрос по восстановлению ИНИОНа должен быть решён на правительственном уровне. Он считает необходимым обращение к президенту Путину или как минимум к председателю правительства Медведеву, как к людям, способным решить данную проблему. Но разве не «великий историк» Пивоваров недавно заявлял о Путине – «он отдаст Калининградскую область – как пить дать, вот увидите: мы не можем ею управлять… Пусть придут канадцы, норвежцы…»?!

«Неумеющий управлять» вдруг может «лучше всех» решить проблему? Как-то одно с другим не вяжется, согласитесь?
Хотя и умышленный поджог ИНИОНа с «петардами дворовых мальчишек» тоже как-то не очень…

Вера МЫСИНА, кандидат биологических наук, руководитель общественного движения «За честную страну!»

«Литературная газета»

  • admin

    Тест