«Открытое письмо», или новые методы давления


На днях в «Общей газете» было опубликовано открытое письмо, адресованное председателю движения «За честную страну!», где высказываются довольно острые вещи, которые она не может оставить без внимания и ответа.

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО БЫВШЕМУ ПРЕДСЕДАТЕЛЮ СОВЕТА МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК МЫСИНОЙ В.А.

Уважаемая Вера Александровна!
Прочитав это письмо, Вы поймёте, что первое слово в этом обращении явно лишнее, но давайте соблюдем приличествующие моменту политесы, noblesse oblige…

Вера Александровна, мы, коллектив холдинговой компании «Эко-Тепло», хотели бы напомнить Вам о некоторых событиях, имевших место в недалёком прошлом и предложить Вам поступить в сложившейся ситуации сообразно общечеловеческим представлениям о совести и порядочности.
В конце 2010 г. глубоко уважаемый нами президент холдинга «Эко-Тепло» Шеляпин Юрий Ефимович, известный в России меценат и благотворитель, узнав из средств массовой информации о бедственном положении российских учёных, многие из которых, имея весьма призрачные перспективы на получение собственного жилья, вынуждены оставлять научную деятельность и уезжать за границу, собрал нас и предложил из личных средств «скинуться» и приобрести энное количество квартир для перспективных российских учёных. Авторитет Ю.Е. Шеляпина в коллективе огромен, и мы без тени сомнения поддержали благое дело, предложенное нашим руководителем.

После изучения наших возможностей (эта благотворительная программа финансировалась исключительно из личных средств сотрудников компании) Юрий Ефимович вышел с предложением к руководству РАН о безвозмездном дарении перспективным молодым учёным шести квартир в Москве. Вера Александровна, Вы, несомненно, в курсе того, что до этого г-н Шеляпин не был знаком ни с одним из руководителей РАН, не имел с Академией никаких взаимоотношений, и этот жест доброй воли был сделан исключительно благодаря патриотическому настрою и порядочности нашего генерального директора. Поэтому возможные предположения о некой «заинтересованности» руководства холдинга в сотрудничестве с РАН мы с Вами решительно отметаем.

— Это не совсем так. Юрий Сергеевич Осипов, бывший президент РАН, при личной встрече сам мне говорил о том, что давно знаком и общается с Шеляпиным. Что касается интереса Вашей фирмы, то вице-президенты РАН, которые курировали вопросы по жилью, говорили в открытую о том, что Ваш холдинг заинтересован в получении подрядов на строительство жилья. Как раз к этому времени решался вопрос о выделении около 9,5 миллиардов рублей на приобретение и строительство жилья для молодых учёных, тех самых 5000 квартир, которые обещал Президент Д.А. Медведев для молодых учёных РАН. Изначально на встрече с Юрием Сергеевичем обговаривалось дарение пяти – а не шести, как Вы пишете, — квартир для молодых учёных.

Президентом РАН Осиповым Ю.С. предложение Юрия Ефимовича было с благодарностью принято, и в недрах Академии сразу же началась работа по подбору наиболее нуждающихся молодых учёных для получения жилья. Основными критериями включения в этот список были: наличие семьи и детей, отсутствие жилья в Москве, перспективность научных разработок, общий стаж работы в Академии. В работе над составлением списка получателей жилья по просьбе академика Осипова приняла участие тогдашний председатель Совета молодых учёных РАН Мысина, т.е. Вы, Вера Александровна. Т.к. параметрам, предъявляемым к получателям жилья Вы ну никак не соответствовали (жильё в Москве имели, семьи и детей напротив не имели, в РАН проработали без году неделя), Вашего имени в списке не было.

— Опять несовпадение. Основные критерии для включения в этот список были такие же, как и в Приложении № 6 к федеральной целевой программе «Жилище» на 2011 — 2015 годы, утвержденной Постановлением Правительства РФ от 17 декабря 2010 г. № 1050. На тот момент всем этим критериям я соответствовала:
1. стаж более 5 лет
2. к.б.н
3.возраст не превышал 35 лет
4. нуждаемость в жилье подтверждалась документами о том, что наша семья стояла в очереди на получение жилья. К слову, на 21 кв. м проживали я, мама и мой брат.

Через полмесяца академик Осипов Ю.С. в телефонном разговоре с Шеляпиным Ю.Е. попросил его в связи с тем, что список на получение жилья был уже свёрстан, рассмотреть возможность в порядке исключения приобрести ещё одну квартиру, персонально для Вас. Как пояснило руководство РАН, дело тут было, конечно, не в Ваших выдающихся заслугах перед отечественной наукой (увы, Ваша научная специализация и достижения на этом поприще до сих пор остаются для нас загадкой), а в некой активной общественной деятельности.

— После того, как Ю.С. Осипов дал мне поручение в кратчайшие сроки составить список из 5 человек, нуждающихся в жилье, мы приступили к поиску, и кандидатуры были найдены. При следующей встрече, просматривая этот список, Осипов сказал мне, что в этом списке не хватает одной фамилии. На мой удивлённый вопрос, какой, он ответил, что моей, так как я отвечаю всем этим параметрам. Я ответила, что мы уже подобрали 5 молодых учёных, и выкидывать кого-то из списка из-за меня я категорически не согласна. И тогда Ю.С. сказал – «для Вас мы сделаем это дополнительно». К слову, после, уже в процессе подбора квартир, оказалось, что одному молодому учёному (математику) отказано в подборе квартир. Я донесла эту информацию до Ю.С., после чего ситуация была разрешена в пользу специалиста – ему всё же была подобрана квартира.

Руководство холдинга пошло навстречу одному из самых авторитетных в мире учёных, полному кавалеру всех орденов «За заслуги перед Отечеством» (их, кстати, Вера Александровна, в России всего 24 человека за всю историю награждений!), лауреату Ленинской и Государственной премий, человеку, внёсшему беспрецедентный вклад в укрепление обороноспособности страны. Решение о приобретении седьмой квартиры (для Вас) было принято.

Один показательный нюанс: все шесть получателей жилья (перспективные молодые ученые, имеющие многодетные семьи, отчаявшиеся получить собственное жильё в Москве) с радостью и благодарностью согласились на практически первые же варианты по предоставляемому жилью. Подбор же квартиры для Вас превратился в изматывающий марафон, настоящий фарс: сначала Вы заявили, что однокомнатная квартира Вас не устраивает, Вам как учёному (!) положена вторая комната для организации личного кабинета. Потом Вы забраковали ещё ряд квартир в связи с тем, «что здесь некуда ставить мой велосипед». Ну, впрочем, чего это мы Вам напоминаем, Вы же сами всё помните!

— Простите, но это опять неправда. «Все шесть получателей жилья» — повторюсь, их было шесть, и я была в том числе. При этом «изматывающих марафонов» не было, я не заявляла, что чем-то недовольна. Более того, мне изначально было сказано, что для меня приобретают 2-х комнатную квартиру. А по поводу велосипеда – Ваша фантазия поражает…

После чего Вы предложили холдингу купить для Вас квартиру в 700 метрах от уже имеющейся у Вас квартиры в Москве, где жили до этого.
Для сведения, приобретённая для Вас в 2011 г. квартира стоимостью 7,6 млн. руб. обошлась нам значительно дороже любой из шести квартир для Ваших коллег.

— Ещё раз повторю: я никому ничего не предлагала и не просила. Мне было предложено несколько вариантов, мы их просмотрели, и я выбрала один из них. Кстати, изначально мне предлагалось выбрать вариант на Ленинском проспекте — он уж точно был дороже других, но я от этой идеи отказалась в пользу своего района. То, что квартира для меня оказалась дороже, чем у остальных, так же не является верным — стоимость остальных квартир достигала и 9 миллионов. И почти всем подобрали 2-х комнатные квартиры.

Вера Александровна, пожалуйста, не обольщайтесь, эту квартиру мы приобрели для Вас не с учётом перспективности Вашей так называемой «научной» деятельности, а исключительно благодаря заступничеству одного из самых уважаемых в научном мире людей, порядочнейшего человека своего времени, дружбой с которым гордились и гордятся нравственные «маяки» нашего общества: А.И. Солженицын, Е.М. Примаков, Д.С. Лихачёв и другие. Согласитесь, это «совесть нации», люди, которых невозможно заподозрить в ангажированности властью и меркантилизме в дружеских отношениях.

Ещё один штрих в общую картину. Узнав о том, что холдинг собирается приобрести у третьего лица и оформить выбранную Вами квартиру по договору дарения, Вы заявили, что у Вас отсутствуют денежные средства на уплату причитающихся в этом случае налогов и сборов, и потребовали переоформить квартиру на Вас по договору купли-продажи с продавцом квартиры, который получал деньги в кассе нашего предприятия. Он и большое количество участников этой операции, конечно, подтвердят этот факт, хотя зачем, если прошло не так уж много времени, а запамятовать это Вы не могли. Сейчас мы сожалеем о том, что стали невольными соучастниками Вашего уклонения от уплаты налогов при получении квартиры от холдинга. Возможно, правоохранительные и налоговые органы ещё дадут этому соответствующую правовую оценку.

— И снова – неправда. Подобных заявлений, как, впрочем, и других, приведенных вами выше, я не делала. А факт состоит в том, что так было сделано по всем 6 квартирам — и эта схема была предложена не мной, а руководством РАН.

Четыре года назад, в апреле 2011 г., когда руководство академии уговорило Ю.Е. Шеляпина принять участие во вручении ключей от квартир для молодых учёных на заседании Совета молодых учёных РАН, мы с удивлением увидели, что Вас как председателя СМУ и одного из получателей ключей в зале нет. Как пояснил один из вице-президентов Академии, Вы долго убеждали его, что Вам ну ни в коем случае нельзя присутствовать на этой церемонии, т.к. «афишировать факт получения жилья неправильно и некорректно». Руководители Академии посетовали, что без жилья остался выдающийся учёный, проживающий в Подмосковье в однокомнатной съёмной квартире с тремя детьми… Сейчас мы понимаем, что некорректно было не то, что «предавать огласке предоставление Мысиной квартиры», а вообще оплачивать квартиру для Мысиной. И вот почему.

— Просто нет слов. Зачем заниматься искажением фактов, которые легко проверить? Вручение ключей происходило не в апреле 2011 года и не на заседании Совета молодых учёных РАН, а 20 июня и на заседании Президиума РАН.
Меня там действительно не было — я не могла присутствовать по причине того, что была в командировке в Армении.

паспорт-с-датами

Вот уже больше года мы с изумлением наблюдаем, как Вы, видимо решив, что в РАН Вы получили всё, что могли, развернули грязную клеветническую кампанию, направленную на развал Академии, на подрыв доверия общества к российским учёным, на очернение имени человека, которому Вы обязаны если не всем в своей жизни, то очень многим. Со страниц интернет-изданий, со страниц газет, с экрана телевизора Вы бессовестно выливаете потоки мерзкой лжи на своих бывших коллег.
Несомненно, скоро точку здесь поставят правоохранительные и судебные органы. Нам известно, что суды уже начались. Вам предстоит незавидная роль доказывать свои клеветнические наветы на людей, которые, в отличие от Вас, действительно войдут в историю мировой науки. Вас же запомнят как хунвейбина, вся деятельность которого направлена на разрушение устоев РАН.
Почему Вы вдруг начали коварно кусать руки, с которых только что ели, нам неведомо. Возможно, это связано с тем, что молодые учёные «попросили» Вас освободить кресло председателя Совета молодых учёных, видимо прозрев и поняв, что их интересы для Вас, мягко говоря, не приоритетны?

— Давайте обойдемся без метафор. Меня в жёсткой форме попросили уйти из председателей СМУ РАН руководство РАН после того, как я выступила с критикой перед председателем Правительства РФ Д.А. Медведевым. Как раз на собрании молодых учёных его участники просили меня остаться на посту — и это зафиксировано видеосъёмкой, которая велась с начала и до конца заседания. Однако я отказалась избираться на новый срок, потому что мне в прямом смысле угрожали, и причина была одна – мне угрожали как раз за то, что я отстаивала интересы молодых учёных, а не руководства РАН и академиков.

Всё верно, Вера Александровна? Вы помните, Вы всё, конечно, помните… Мы ничего не забыли? Конечно, много деталей и подробностей не вошло в наше открытое письмо, но они обязательно будут публично обнародованы, если Вы вдруг решите поступить не по совести и откажитесь либо вернуть холдинговой компании «Эко-Холдинг» квартиру, которую Вы не оплачивали, либо внести в кассу предприятия её стоимость. Это будет единственно правильный и благородный поступок. Эта квартира не Ваша, мы передадим её действительно нуждающимся, действительно перспективным учёным. Давайте «жить не по лжи».
Мы же с Вами за честную страну, не правда ли?

Мне кажется, я подробно ответила на заявления и обвинения подписантов письма.

К слову, я и сейчас постоянно получаю скрытые угрозы. Например, мне угрожают тем, что передадут адрес моей квартиры чёрным риэлторам, и тогда я «попляшу». На днях из двери моей квартиры был выкручен и сломан дверной глазок. На меня совершали нападение и перекрывали проезд машине, за рулём которой я была, пытались разбить стекло и вытащить меня из автомобиля, и спасла меня только хорошая реакция – я сумела уехать.

Совершенно понятно, откуда и по какой причине мне поступают все эти угрозы и намеки. Это связано с рядом громких расследований, которыми я занимаюсь. Расследование о красивой жизни Осипова-младшего, сына экс-главы РАН, не прошло незамеченным для указанных в нем фигурантов. Так же, как и те материалы, что я публиковала касаемо «работы» главы (теперь уже бывшего) ИНИОН РАН и причин пожара в ИНИОН, произошедшего, как я считала и считаю, при попустительстве Пивоварова. Судя по всему, кто-то настолько разъярен, что поступает все более агрессивно. Возможно, все это продолжится, и невозможно представить, что будет дальше.

Это открытое письмо оказалось самой цивилизованной попыткой заставить меня замолчать. Но и эта попытка, как и все предыдущие, будет безуспешной.