«Пятый канал»: Как спасают уцелевшие фонды ИНИОНа и что утрачено безвозвратно


Большая часть фондов библиотеки Института научной информации, где в конце прошлого месяца произошел крупный пожар, будет восстановлена. Об этом заявили в российской Академии наук.

Но сколько изданий утрачено навсегда! Огонь бушевал на площади две тысячи квадратных метров среди миллионов книг и уникальных документов. Сейчас прокуратура проводит проверку по факту произошедшего. Общественники уверены – виновных нужно искать в руководстве библиотеки. Но в научных кругах с выводами не спешат – мол, от ЧП никто не застрахован. Наш корреспондент Елена Норкунайте выясняла, как спасти великое наследие.

Тишина должна быть в библиотеке, а еще строгий учёт и, – в целях безопасности, — как минимум пожарная автоматика. Но после десяти часов вечера в одном из зданий ИНИОНа, пожалуй, было уж слишком тихо, – сигнализация не сработала, охранники, вероятно, проспали. Иначе, как объяснить, что о грандиозном пожаре в одной из самых известных библиотек мира сотрудники МЧС узнали от жителей соседних домов, которых просто поразило зарево, – где-то в районе полуночи.

Вера Мысина, председатель общественного движения «За честную страну!»: «Наше движение будет следить за тем, чтобы виновные были наказаны, и, в первую очередь, Пивоваров, – директор этой библиотеки. Чтобы правоохранительные органы провели все проверки, и чтобы Пивоваров, в будущем был отстранен от руководства».

Общественный деятель и, что важно – сама сотрудник академии наук – Вера Мысина уверена, особое внимание к расследованию причин пожара должна проявить и прокуратура, и счетная палата, и антикоррупционный комитет. А у руководства РАН, по идее, должны возникнуть вопросы и к самому Юрию Пивоварову, который охотно признается в интервью, что историю знает не очень хорошо, а как стал академиком – и вовсе не понимает. Еще в университете – так сам ученый муж рассказывает – он не столько учился, сколько занимался политическим активизмом. Например, планировал покушение на Брежнева.

1988 год – самый разрушительный пожар за всю историю другой библиотеки российской академии наук, в Петербурге. Сухая статистика: в огне потеряно почти триста тысяч экземпляров, и на сегодняшний день из них восстановлено около 55 процентов отечественного фонда и лишь 12-ть процентов зарубежного.

В научных кругах, виновных в новом пожаре не ищут, видимо, по привычке, – обращаются исключительно к историческому опыту. И смотрят на все по-философски. Мол, никто и никогда не гарантирует безопасность на все сто процентов.

Но фатальная неизбежность будто объединяет сквозь пространство и время. Да так, что на пресс-конференции в начале третьего тысячелетия вспомнили опыт Ню Хуна, – библиотекаря китайского императора, который сформулировал пять бедствий, постоянно угрожающих библиотекам. В его рейтинге пожары – на втором месте, между гонениями властей и смутами. Это, кстати, еще и отличный пример, что информация из шестого века нашей эры не потеряла актуальности до сих пор. Зато известно, что смуту сменяют войны, а на последнем месте у библиотекаря Ню Хуна, – наводнения, что не редкость при современных пожарах. В этом случае, как в поговорке про спасение утопающих. Даже в публичной библиотеке.

Но теперь остается лишь давать советы, как спасти уцелевшие экземпляры книгохранилища ИНИОНа, ведь через две недели, как после пожара, вырастают плесень и грибы, которые медленно, но верно убивают то, что еще не погибло в огне. Парадоксально, – контрастные температуры останавливают разложение, – и таким образом специалисты из Петербурга в свое время высушили шесть миллионов книг всего за полтора месяца.

Современные коррективы в пыльное книжное дело внес документ от 25-го декабря 2014 года, — об основах государственной культурной политики. Переход к цифре, – этот проект, в далеком будущем, не только объединит все библиотеки страны, но и спасет информацию от пожаров и наводнений.

Вход в национальную электронную библиотеку будет открыт с любого мобильного устройства. Возможно, именно этот факт так испугал хранителей информации. Но, скорее всего, виновата обычная меркантильность и преступная халатность.

Кстати, по словам директора научной библиотеки Юрия Пивоварова, многие книги и документы уже были оцифрованы на Западе, а значит, можно спать спокойно, – информация не утрачена. Однако в России всего 7 тысяч из 14 миллионов единиц хранения перешли в цифру. Так что, покажет только время, далеки ли научные интриги от политических.

«Пятый канал»