«Пятый канал»: Почему не копировали уникальные книги в сгоревшем ИНИОНЕ?


Сегодня впервые после пожара в Институт научной информации РАН впустили его сотрудников. Буквально несколько часов назад, наконец удалось погасить все очаги тления и миновала угроза, что здание обрушится.

Что же работники увидели на месте? С одной стороны – что учитывая масштабы катастрофы, пострадало не так уж много – только 15 процентов фонда. Но с другой – и в этих 15 процентах были крайне важные и редкие – в единственном числе – экземпляры. И вот тут появились вопросы. Почему же нельзя было их оцифровать? Как вообще допустили пожар в таком здании? О том, что утеряно безвозвратно – наш корреспондент Дмитрий Кулько.

Пока заканчивается проливка, у заградительной ленты рекой льются слёзы. Это сотрудники библиотеки. В первый рабочий день они говорят о произошедшем – как о личной трагедии. К середине дня пожарные наконец-то сворачиваются. Устранены все угрозы. Остаются работать лишь пять аварийных бригад.

Спустя почти три дня после начала пожара, сотрудников института пустили в здание. С болью в сердце они обошли все помещения, ужаснулись от ущерба, но поблагодарили спасателей за то, что большинство книг остались сухими, об этом пожарные сегодня с гордостью рапортовали. Спасение рукописей было делом непростым. При тушении огня на площади 2 тысячи квадратных метров, были сделаны специальные отверстия для слива воды и пены. До сих пор подвалы залиты доверху, и насосы будут откачивать жидкость еще не меньше суток.

Сегодня тонны архивных материалов не стали выносить на улицу, они пока просто накрыты пленкой, и сколько из них потеряно для страны точно никто не знает. Звучит всё та же предварительная цифра пятнадцать процентов библиотеки. Это около полутора миллионов единиц хранения, а, скорее всего, ещё больше. Если что-то и можно будет восстановить, то только ценой неимоверных усилий.

Почти 30 лет Академия Наук в Петербурге не может отреставрировать две трети фонда, пострадавшего при пожаре в 1988-ом году. Так же, как и в ИНИОН, началось все с возгорания на третьем этаже и за считанные часы огонь и вода уничтожили миллионы единиц, из них сотни тысяч книг и все подшивки газет начала эпохи СССР. Потери были настолько велики, что книги приходилось раздавать горожанам, чтобы те сушили их дома.

Как отмечает руководство ИНИОНа, в московском пожаре библиотечный каталог не пострадал, до сих пор неизвестна судьба ценнейших книг и рукописей, а также, например, ключевых договоров России и ООН или документов, определявших итоги Великой Отечественной Войны. Некоторые издания были в единственном экземпляре – даже не оцифрованы, хотя на дворе давно не восьмидесятые. Тут учёные сказали всё что думают об администрации, вспомнив и многочисленные нарекания на противопожарную безопасность. Общественница и научный сотрудник РАН Вера Мысина уверена, деньги на оцифровку само собой были, но почему-то работа не проводилась. Да и пожары в библиотеках, по её опыту, просто так не случаются.

Причины возгорания сегодня начали выяснять следователи, которые весь день ищут очаг возгорания. Почему огонь распространился так быстро, пожарные пока объяснить не могут. За 10 минут что ехали на вызов, уже полыхал весь институт. По их словам, тушение затянулось из-за отсутствия вентиляции в некоторых отсеках, от дыма даже потерял сознание один из спасателей. В ИНИОНе уже заявляют, что здание невозможно восстановить и нужно где-то искать новое гигантское хранилище. Сколько это будет стоить, да и какова полная сумма ущерба, руководитель института пообещал подсчитать в ближайшие сутки.

«Пятый канал»