«Пятый канал»: Разбор завалов на месте сгоревшего книгохранилища в Москве стал поводом для проверки


Библиотека Института общественных наук, чьи фонды сгорели в январском пожаре, ищет добровольцев для помощи в разборе завалов книгохранилища. Только сегодня волонтеры упаковали 25 тысяч ценных изданий. А спасения ждут миллионы.

Screen-Shot-2015-02-26-at-12.14.49-PM

Тем временем, научная общественность требует ответа на вопрос: куда потрачены пять миллионов рублей, выделенных Институту на противопожарную безопасность. Или 22 миллиона, полученные директором на оцифровку книг? Активисты провели собственное расследование, о результатах – наш корреспондент Виталий Втулкин.

Рукописи, – они, все-таки, горят. И еще как. В этом вся страна убедилась в конце января. Когда занялась библиотека ИНИОН. Института научной информации по общественным наукам. Точный ущерб считают до сих пор. Предварительно: уничтожена пятая часть фондов. Более пяти миллионов изданий. Многие из которых, хранились в единственном экземпляре. Вот уж точно, невосполнимые потери. Кто виноват? Следствие выясняет. Основная версия – замыкание электропроводки. А ведь всего этого могло и не быть, утверждает Вера Мысина. Общественное движение, которым она руководит, провело свое расследование. И вот что раскопали.

Вера Мысина, руководитель общественного движения «За Честную Страну»: «В библиотеке на противопожарную безопасность было потрачено более 5 миллионов бюджетных денег. И это очень большой вопрос, и в первую очередь, к руководству библиотеки, как, вообще, тратились эти деньги, и, вообще, тратились ли они на противопожарную безопасность. Не мудрено, что случился пожар. Это стало кульминацией всей хозяйственной деятельности академика Пивоварова».

Это он. Тот самый академик Пивоваров. 17 лет как бессменный глава теперь уже сгоревшей библиотеки. На пресс-конференции, что случилась после пожара, ему задавали те же вопросы. Как получилось, что уникальное, это слово здесь очень подходящее, книгохранилище не спасли современные системы пожаротушения, если они, в принципе, были. И еще: почему не занимались оцифровкой, опять же, уникальных изданий, об утрате которых сейчас столько говорят. Ответ лишь один – не было денег.

Деньги были, говорит Дмитрий Сухарев. Председатель Фонда борьбы с коррупцией. Только тратили бюджетные средства руководители библиотеки ИНИОН, как говорится, не по назначению. И почему сейчас они молчат о дополнительных заработках? Десятки помещений огромного здания на Нахимовском проспекте в Москве сдавались в аренду. Кому угодно, лишь бы платили вовремя. Так что кивать на нехватку финансирования – дело странное. Или, скорее, темное.

Один из крупнейших в стране центров научной информации. Четвертая, по объему фондов российская библиотека, и 23-я, по счету, в мире. Но – это все до пожара. Теперь остается понять, чего не вернуть никогда, а что уцелело, или, можно попробовать спасти.

На восстановление специалистам отправят почти 3 миллиона экземпляров. Сколько из них удастся, условно говоря, вернуть к жизни, – разве кто прогнозы даст? Слишком процесс книжной реанимации сложен.

Вера Мысина и ее общественное движение подготовили и направили в Генпрокуратуру обращение, в котором, если коротко, – призыв очень внимательно проверить деятельность директора библиотеки ИНИОН, точнее, как он распоряжался полученными из всех источников деньгами. А, кроме того, – на время, пока идет расследование, предлагают отстранить академика Пивоварова от должности.

Обращение общественников пока на рассмотрении. Академик Пивоваров пока на месте, и сам уходить, судя по его заявлениям, никуда не собирается. Потому как его вины, по его же словам, никакой нет. А презумпцию невиновности разве кто отменял?

«Пятый канал»