Открытое письмо руководителю ФАНО М.М. Котюкову


Открытое письмо руководителю
Федерального агентства научных организаций
М.М. Котюкову

Вот уже год прошёл с момента принятия своевременного решения о реформе Российских академий наук. В рамках реформы уже много сделано, главное, что мы движемся в верном направлении, и это очень хорошо для оздоровления и эффективности российской науки. Создано Федеральное агентство научных организаций, регулярно проводятся заседания Совета по науке и образованию при Президенте РФ, что говорит о том, насколько серьёзна заинтересованность власти в результативной и эффективной деятельности нашей научной и образовательной сфер.

На очередном заседании Совета по науке и образованию, которое прошло буквально на днях, 23 июня, Владимир Владимирович Путин выражался очень определённо о необходимости поддержки молодых специалистов, говорил о том, сколь важно нам именно сейчас иметь научную, технологическую и экономическую независимость. Президент как никто другой понимает жизненную важность реформы РАН для российской науки и что без вышеперечисленного реформа в принципе невозможна.

Реформа РАН в том числе задумывалась для того, чтобы дать возможность молодёжи проявить себя в науке как можно ярче, чтобы научные сотрудники занимались своим непосредственным занятием – наукой, чтобы покончить с беззакониями, кумовством и коррупцией в Академиях наук и их подведомственных научных организациях. Однако если посмотреть на жизнь обычного учёного снизу, то при всех позитивных действиях власти она не сильно изменилась и есть ещё много нюансов, над которыми необходимо работать на местах.

Например, институт общей генетики РАН. В 2011 году в институте были проведены выборы директора. Научный коллектив 70% голосов проголосовал против выдвинутой академиками кандидатуры члена-корреспондента РАН Н.К. Янковского, и это несмотря на угрозы последнего в адрес научного коллектива о том, что, если они не проголосуют «за», они поплатятся за это увольнениями и отказами в грантах. Вопреки голосованию научного коллектива и явной проблеме неспособности выполнения своих обязанностей Янковским, ОБН РАН, а затем и Президиум РАН принудительно утвердили его кандидатуру на посту директора института.

После того, как Янковский был утверждён, он начал травлю неугодных ему сотрудников. Это продолжается вплоть до сегодняшнего дня. На днях уволили очередную порцию научных сотрудников, включая одного доктора наук. Директор ИОГена РАН очень последователен, его обещание уволить все те 70% научных сотрудников, которые проголосовали против него на выборах директора института, крайне успешно внедряется им в жизнь. Защитить научных сотрудников просто некому, Янковский абсолютно уверен в своей безнаказанности и в том, что ИОГен это его собственный институт. Его академическим покровителем является академик-секретарь ОБН РАН А.Ю. Розанов, который сам не раз оказывался замешанным в скандалах с непонятным исчезновением экспонатов из палеонтологического института РАН директором, которого он ещё недавно являлся.

Обращения сотрудников в Гагаринский суд о восстановлении сотрудниками раз за разом проигрывается в связи с тем, что у члена-корреспондента РАН Янковского и там «крепкие» связи. Пользуясь тем, что схема увольнения неугодных ему сотрудников им доведена до совершенства (в институте установлен тотальный контроль, 1 час непоявления на работе ведёт за собой автоматическое увольнение, независимо от того, что в это время, например, научный сотрудник, доктор читал/а лекцию в ВУЗе, само собой, что эта схема работает исключительно для неугодных сотрудников), репрессии в институте не заканчиваются, а с ещё большей активностью продолжаются. В этой схеме работает следующая цепочка – замдиректора по хозчасти, руководитель отдела кадров и юрист, во главе сам Янковский. Они держат без преувеличения весь научный коллектив института в страхе, доходит до того, что научные сотрудники, когда их вызывают в отдел кадров, идут туда как на расстрел. Потому что там, вероятнее всего, заставят подписать очередной циркуляр, ущемляющий их права, постепенно подводя к увольнению или же оказывая давление, чтобы сотрудник, отчаявшись, уволился по собственному желанию.

Характер деятельности самого директора в институте сводится исключительно к травле и выдавливанию из института неугодных ему учёных. Уже два года как Янковский почти не подписывает ни одного документа в институте, для этого он постоянно назначает и.о. кого-нибудь из своих замдиректоров. В остальной деятельности ему помогают родственники – один племянник руководит планово-экономическим отделом, а другой – IT.

Меня, например, не пускают на рабочее место, не платят зарплату, но и не увольняют, вот уже как 8 месяцев. Все мои обращения в Гагаринскую межрайонную прокуратуру и Гагаринский межрайонный следственный отдел закончились тем, что вышеозначенные органы отписались в государственную инспекцию труда, чтобы та провела проверки по факту моего заявления. В государственную инспекцию труда я также подавала заявление, и там мне сообщили, что это злостное нарушение трудовых прав, которое должно расследоваться прокуратурой и СК. Круг замкнулся.

Так к кому же теперь в такой ситуации обращаться рядовым научным сотрудникам, если не к Вам, Михаил Михайлович? Как долго ещё подобные беззакония будут продолжаться в академических институтах!? Ведь начатая год назад реформа дала многим надежду на обновление и изменение ситуации к лучшему, об этом говорит и Президент РФ во время заседаний Совета по науке и образованию. Важность реформы нельзя переоценить. Повышение прозрачности и демократичности происходящего в научных организациях — одна из принципиальнейших задач, выполнения которой следует добиваться. Работа настоящая и будущая в научно-исследовательских институтах должна быть привлекательной для молодых специалистов, а данный конкретный случай, который описан выше, никак не вяжется с общим направлением реформы и не может являться привлекательным. Такие беззакония, к сожалению, были не единичны в научных организациях РАН. ФАНО, которому теперь подведомственны НИИ, может это исправить. Пока мы не изменим ситуацию в самих институтах, ни о каком успехе проводимой реформы речи быть не может.

В связи с этим очень прошу Вас начать проверку научных организаций РАН с Института общей генетики РАН — разобраться в вопросе принудительно-массового увольнения научных сотрудников и бесконечной текучести кадров в институте. А также инициировать проверку хозяйственной и иной деятельности директора института, члена-корреспондента РАН Н.К. Янковского.