Русская Планета: Миллионеры от науки


Millioneru_ot_nauki_620_14.10.15

7 октября 2015 год Министерство образования и науки РФ опубликовало данные мониторинга, свидетельствующие о том, что среднемесячная заработная плата ученых-исследователей за последние три года выросла более чем на 33%. На 2014 год ее размер составил 38,7 тыс. рублей. В 2013 году средняя зарплата в научных организациях была на уровне 34,5 тыс. Показатель же среднемесячной зарплаты всех работников научной сферы по сравнению с данными мониторинга 2012 года вырос на 21,5%.

Согласно заявлению ведомства, объем внутренних затрат на исследования и разработки в России за последнее десятилетие увеличился в 4,5 раза. «В последние годы темпы роста внутренних затрат на исследования и разработки опережают темпы роста ВВП и в настоящий момент превышают его на 1,19%», — сообщает министерство на своем сайте.

Интересно, что темпы роста ВВП в 2014 году Росстат оценил в 0,6%, а за восемь месяцев 2015 года и вовсе зафиксировал рецессию — отрицательный рост валового продукта. Спад составил 3,8% ВВП. Остается только удивляться, как при такой динамике Минобрнауки насчитало рост ассигнований на исследования в научной сфере. Впрочем, эксперты считают, что и зарплаты у ученых тоже можно считать по-разному.

А пряников, кстати, всегда не хватает на всех

Председатель совета движения «За честную страну!» экс-председатель Совета молодых ученых РАН Вера Мысина считает, что рост зарплат в научной сфере есть, правда, посчитать его сложно. «Если младший научный сотрудник получает 15 тысяч рублей, а директор государственного института — 3 млн, то средняя зарплата окажется неплохой. Существует зарплатный табель, есть деньги от надбавок, есть гранты. «Среднюю температуру по больнице» очень сложно вывести. Поэтому министерство могло бы насчитать гораздо более высокую среднюю зарплату, странно, что они поскромничали, — комментирует Мысина. — По моему опыту, обычный сотрудник в науке получает 25 тысяч рублей. Если же он только закончил аспирантуру и является младшим научным сотрудником, то зарабатывать он будет 15 тысяч. Дополнительные деньги дает грант. Но его может получить либо топ-ученый, либо руководитель лаборатории или института. Как он распределит средства между учеными, зависит только от него. Кстати, как были израсходованы средства, может увидеть только грантодатель, в публичном доступе вы эту информацию не увидите».

Высокопоставленный сотрудник РАН рассказал РП на условиях анонимности, что при таком финансировании науки и исследований стране можно не ждать научных прорывов. «На такую зарплату можно только с голода не умереть, посмотрите, что делается, мы даже не можем допроситься простейших реактивов в лабораторию, о какой науке идет речь? Все финансирование перешло в ФАНО (Федеральное агентство научных организаций. — РП), почти 100 млн рублей в год, а нам, РАН, оставили всего 4 млн. Вы знаете, что Япония тратит на науку почти 8% своего ВВП, Россия же — меньше 1 процента, а сейчас еще больше сократили финансирование», — горячится ученый.

Вера Мысина считает, что нехватка средств существует лишь у обычных научных сотрудников, директора же и ректоры институтов получают зарплаты по нескольку миллионов в год. Информацию, подтверждающую ее слова, можно найти на сайте Федерального агентства научных организаций (ФАНО). Из нее можно узнать о размере дохода того или иного руководителя государственного института.

Как выяснилось, не вся наука финансируется из рук вон плохо. Так, директор Федерального государственного бюджетного учреждения науки Институт проблем передачи информации им. А.А.Харкевича РАН Александр Кулешов задекларировал доход за 2014 год в размере 67 655 322,15 рублей. Есть у него и автомобиль — Bentley Continental, прикуплена недвижимость во Франции.

В ФАНО прокомментировали сведения о доходах Александра Кулешова так: «Сведения о доходах, представленные руководителями подведомственных ФАНО России организаций за 2014 год, помимо заработной платы включают в себя иные доходы, которыми располагает человек, возглавляющий научное учреждение. Детализированное размещение информации на сайте декларированного годового дохода руководителя федерального государственного учреждения, его супруги (супруга) и несовершеннолетних детей законодательно не предусмотрено».

Директор института проблем передачи информации им. А.А. Харкевича РАН Александр Кулешов. Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС
Справедливости ради надо сказать, что у большинства глав государственных институтов зарплаты поскромнее — 17 млн рублей в год и даже 3 млн рублей. Речь идет только о задекларированных доходах, то есть потенциально возможного «отката» за аренду места в институте эти данные не показывают.

По словам лидера движения «За честную страну!», директора НИИ, академики очень четко разделяют свои «личные» миллионы, полученные на государственных должностях, и деньги на финансирование науки. «У всех вице-президентов академий наук зарплаты по 15–20 млн в год, особняки по 500 квадратных метров. Поэтому все разговоры, что они бедные и несчастные, что академикам надо увеличить стипендии до 100 тысяч, просто смешны», — говорит Вера Мысина.

По ее оценке, миллионные зарплаты «научных» директоров складываются из разных статей дохода. Например, сдача в аренду помещений института, получение грантов на организацию. «20–30% от каждого гранта уходит непосредственно в институт, получает НИИ и стимулирующие надбавки из бюджета, предназначенные для рядовых сотрудников. К сожалению, до них они чаще всего не доходят. Доходов много, в том числе от коммерческих организаций при институтах. Есть еще один способ получения денег — это когда сотрудник числится в институте, на него выделяются средства государством, но деньги получает другой человек, как это было в моем случае. С 2013 года из-за моей общественной деятельности меня перестали пускать на работу в Институт общей генетики им. Вавилова РАН. Когда же в 2015 году я обратилась за трудовой книжкой, то с удивлением, узнала, что уволена только 30 апреля 2015 года. Два года за меня кто-то получал зарплату. И таких историй я знаю много», — отмечает общественница.

Однако сейчас потихоньку порядок наводят, а ситуация с финансированием все-таки выправляется. Рядовые сотрудники институтов тоже стали получать хоть какие-то деньги. Минобрнауки работает над этим вопросом. Но дело не только в ведомстве или в ФАНО. Вопрос еще в том, как распределяются бюджетные средства на местах.

Надо вернуть контроль

7 октября 2015 года Минфин опубликовал проект бюджета на 2016 год. Из него следует, что на науку будет потрачено 49,9 млрд рублей, более 21 млрд планируется направить на фундаментальные исследования. Много это или мало? Мысина считает, что достаточно для того, чтобы потребовать от ученых отчета за потраченные средства. По ее мнению, деньги вкладываются, но вкладываются неэффективно: «Плохо ли, хорошо, но финансирование науки шло. Государственные гранты составляли и по 400 млн рублей, и по миллиарду. Но слышали ли вы хоть об одном российском изобретении? Где отдача? 200 томов отчетов — это не результат. Перед тем как вкладывать деньги, необходимо понять, куда они будут вложены, во что. Сейчас в ФАНО входят примерно 1000 институтов от РАН, Российской академии медицинских наук, Российской академии сельскохозяйственных наук. Надо навести там порядок. Сейчас ничего даже потребовать от институтов нельзя, такой там хаос. Кстати, ФАНО потихоньку осуществляет ротацию их руководителей. Более 40% директоров лишились своих должностей».

Но порядок и контроль за финпотоками означают не только смену руководителей. В научную сферу необходимо вернуть планирование. Оно должно объединить отраслевую науку с академической, прикладной и фундаментальной. Сейчас они существуют автономно.

По мнению Мысиной, необходимо и возвращение госзаказа. Последние десятилетия показали, что научное сообщество не в состоянии ставить перед собой амбициозные задачи. Это функция государства — ставить задачи и обеспечивать их выполнение. При этом должно существовать и нормальное гранатовое обеспечение, и участие бизнеса в научных проектах через частно-государственное партнерство.

Лидер движения «За честную страну!» Вера Мысина сетует: ее упрекают в том, что она хочет вернуть СССР. Она возражает, что необходимо вернуть лишь ответственность и контроль, которые были присущи той эпохе. Своих же критиков Мысина называет людьми, желающими и дальше бесконтрольно пилить бюджетные деньги, прикрываясь красивыми словами. «Академики и научные сотрудники должны заниматься наукой, а не хозяйственными делами, — добавляет она. — Если они просят обеспечение под свои проекты, то должны отчитываться по потраченным средствам, а самое главное — предъявлять результат».

Русская Планета

  • Игорь Столяров

    Вера, опять Вы горячитесь и все путаете! То у Вас какой-то старенький академик сетует, что ВСЕ финансирование ушло в ФАНО (аж 100 млн.р.!), а РАН оставили всего 4 млн,, то сердитесь, что нет отдачи от институтов и никто не слышал хоть об одном изобретении, сделанном в Академии… В первом случае речь идет не обо всем финансировании науки : 100 млн. в год — расходы на само ФАНО, этого могло бы хватить на год одному небольшому институту, а 4 млн.р. в год — оплата аппарата Президиума РАН. Количество изобретений, сделанных в РАН в 2013 г. — 591 (так сказал председатель СО РАН акад. Асеев). Это немного, но вовсе не повод говорить, что «отдачи нет»! Только у меня (с двумя соавторами) в 2015 г. зарегистрировано 2 неплохих изобретения, а всего в нашем не самом большом институте получают от 6 до 10 патентов в год! Нам выйти на улицу с плакатами, чтобы об изобретениях хоть кто-то услышал? Нам-то нужно чтобы их ИСПОЛЬЗОВАЛИ, но «эффективным собственникам» промышленности это неинтересно — на НИОКР надо потратить много денег чтобы «довести» изобретения до уровня заводской технологии. Полупромышленных опытных установок в институтах, за малым исключением, НЕТ, поэтому ждать от НИИ готовых новейших технологий просто глупо! Этим бы государству озаботиться…

  • Игорь Столяров

    Кстати, о «безумных» доходах директоров НИИ. После того как объединили РАМН, РАН и РАСХН сохранились различия в уровне зарплат руководства институтов соотв. профиля. Так, в бывших институтах РАСХН годовой(!) доход директоров обычно не превышает 200-300 тыс.р., а в московских институтах прежней РАН обычно — 3-4 млн.р. ( не в месяц, а за год!). Это, правда, данные за 2014 г. Выдающиеся и деятельные академики вроде А.Ю. Цивадзе (ИФХ) зарабатывали в 2014 г. по 10 млн. в год и больше, но далеко не все эти выплаты шли за счет госбюджета через ФАНО и кассу института, никто ведь не мешает им заниматься официальным бизнесом. Где здесь «коррупция» и неправедные миллионы? За всех академиков, конечно, говорить трудно, но и обвинять всех огульно (как делает Вера) тоже нельзя! Для тех, кто определяет экономическую политику России (возможно, из-за океана) наша Большая наука как бельмо на глазу, поэтому ее уничтожают постепенно, но с гарантией — достаточно выделять крохи на зарплаты ученым и совсем не выделять денег на исследования… Дело не столько в неравномерности распределения средств между академическим начальством и учеными, сколько в том, что этих денег слишком мало для полноценной научной работы! Даже если академикам не платить ничего кроме академической «стипендии», то на «сэкономленные» деньги институты ВСЕ РАВНО не смогут купить нужного оборудования, научных журналов и всего, что требуется для проведения современных исследований.Это теоретикам достаточно компьютеров, а экспериментаторам много всего надо. До сих пор выручают приборы и запасы реактивов, оставшиеся со времен СССР, но любые запасы когда-то кончаются…

  • Inna Averina

    Игорь, а вы считаете, что 10-кратного отличия зарплаты академиков и всех остальных научных сотрудников точно не хватит на приборы? 3 млн. рублей в год с каждого академика (сколько их там у нас?) хватит на то, чтобы оснастить все лаборатории необходимым оборудованием. Разве нет? Да дело не в оборудовании! А в том, что работать там скоро будет некому. Хотя нынешнее руководство РАН это не сильно волнует. Подняли плату за общещитие аспирантам в 7 раз! Какие-то институты платят за своих аспирантов, а какие-то нет! И что людям делать теперь? Умным, желающим заниматься наукой, один выход-ехать туда, где за мозги платят.В нашей стране пусть работают академики…в одиночку. Раз у них такие зарплаты. Пусть отрабатывают.