Коррупционеры в РАН: Любимые фирмы сибирских академиков


Продолжаю серию расследований о коррупции в Российской академии наук. На мою почту регулярно приходят письма о коррупции в Академии. Я пообещала вывести нечистоплотных академиков на чистую воду, предав гласности все их подковерные махинации. Читайте новую историю составленную из полученных материалов,  о том, чем на самом деле заняты руководящие сотрудники Сибирского отделения РАН и за что один из них сегодня оказался под судом.

За  воров и коррупционеров в системе Российской Академии наук наконец-то взялись правоохранительные органы. Следственный комитет РФ по Новосибирской области передал в суд уголовное дело начальника отдела эксплуатации Сибирского отделения РАН Виктора Борисова. По информации следователей, Борисов вымогал взятку в 1,15 млн. руб. за содействие в приемке работ по капитальному ремонту гостиницы «Золотая долина», принадлежащей Сибирскому отделению РАН. Руководитель фирмы, производившей ремонт, обратился в Следственный  Комитет и Борисова взяли при получении денег. В ходе следствия он признал свою вину, но с циничным дополнением: деньги требовал, но делать за них ничего не собирался.

Теперь Борисову грозят до 10 лет лишения свободы, а меня этот вопиющий случай заставил внимательнее присмотреться к ситуации в СО РАН, в которой Борисов работает на своей должности с 2007 года, и которым с 2008 года руководит вице-президент РАН Александр Асеев. Из писем моих единомышленников по борьбе с академической коррупцией выяснилось, что там творятся безобразия ничуть не менее впечатляюще, чем бизнес  управделами РАН  Константина Солнцева и  «хозяина» Российского государственного социального университета Василия Жукова, о которых я уже писала раньше. При этом основные деньги крутятся как раз вокруг строительных подрядов, на одном из которых и погорел Борисов.

асеев
Александр Асеев, вице-президент РАН

Взять хотя бы историю с жилыми комплексами «Апельсин» и «Серебряное озеро», которые по заказу СО РАН возводит ЗАО «Сибакадемстрой». Господин Асеев серьёзно рисковал, заключая договор с фирмой, уже долгое время находящейся на грани банкротства. «Сибакадемстрой» не может выдать зарплату собственным сотрудникам и не вылезает из судебных процессов. Среди истцов оказалось даже Министерство обороны РФ, так и не дождавшееся от строителей обещанных квартир для военных. Тем не менее, контракт на строительство был заключён, и теперь ученые ищут управу на владельца «Сибакадемстроя» Дмитрия Лыкова во всех возможные инстанциях вплоть до администрации президента. В построенных его компанией домах отопление работает с перебоями, горячая вода либо регулярно отключается, либо отсутствует, квартиры промерзают, лифт стоит,  подвалы залиты водой… Перечислять претензии жильцов можно бесконечно.

Но как отказать Лыкову, если финансовым директором в его фирме много лет числился Константин Маслов. И это не просто случайный «назначенец», а сын хорошего знакомого, а по совместительству зампреда Сибирского отделения  РАН по общим вопросам, куратора жилищной программы для ученых Анатолия Маслова. Для такой родной компании никаких государственных денег не жалко. И деньги «Сибакадемстрою» от СО РАН действительно поступают регулярно, в том числе и за ещё не построенные дома. Расследование общественной организации «Безопасный город» выявило платеж величиной 33, 3 млн. рублей, отправленный 27 декабря 2012 года за отсутствующие на тот момент квартиры. Это, между прочим, является грубейшим нарушением Гражданского и Жилищного кодексов РФ.

анатолий маслов
Анатолий Маслов, зампред СО РАН

Однако за это никто так и не был наказан, что и неудивительно. Действия областной службы судебных приставов позволяют предполагать, что у Асеева, Маслова и Лыкова там всё схвачено. В частности, исполнительное производство по иску Минобороны, добивавшегося ареста квартир в жилом комплексе «Серебряное озеро», было возбуждено с трёхмесячным опозданием. Эта задержка позволила СО РАН приобрести там квартиры на 350 млн. рублей, и теперь арестовать эту недвижимость невозможно. А вот спрятать полученные за эту аферу деньги на каком-нибудь левом счёте «Сибакадемстрою» элементарно.

Есть у сибирских академиков и другие любимые фирмы, например ООО «СМУ-1-Академ». Когда конкурирующая с ней компания «Росбилд» предложила на аукционе более выгодные условия, её директора посетил Маслов-младший и доходчиво объяснил, что контракт должно получить именно «СМУ-1» и прочим в аукционе лучше не участвовать. «Росбилд» всё же заявку подал и выиграл, но СО РАН сначала долго не могла передать аванс и необходимую техническую документацию, а на следующий день после передачи взяла и разорвала контракт в связи с его невыполнением! После чего Маслов-старший написал заявление в прокуратуру, обвинив «Росбилд» в мошеннической попытке присвоить аванс и сбежать (прокурорская проверка показала лживость обвинения), тогда как Асеев сообщил, что контракт скорее всего будет передан… «Сибакадемстрою».

апельсин
ЖК «Апельсин»
Виктор Борисов был задержан 13 февраля, и теперь наши деловые учёные лишились права распоряжаться государственными деньгами в интересах дружественных строительных компаний. Это, однако, вовсе не гарантирует защиты их семейного бизнеса от других скандалов.  Например, все тот же Константин Маслов, кроме работы в «Сибакадемстрое», отметился и как соучредитель ООО «Торговый дом «Исследовательский центр». Его партнером в этой организации стал гражданин Леляк.

В свое время Леляк круто засветился на ТВ. В 2010 году про него был сюжет в передаче «Человек и закон», о том, что его препарат для скота «Ветом», который не прошел клинические испытания продавали людям, как средство от язвы. В передаче Леляк весьма неубедительно оправдывался. Было бы интересно узнать: не принимали ли участие в разработке «чудо-препарата»  специалисты из РАН из числа хороших знакомых Асеева и Маслова?

озеро
ЖК «Серебряное озеро»

Но куда актуальнее сегодня ситуация в  Центральной клинической больнице СО РАН, которую нелицеприятно оценивает «Безопасный район» в своём листке «Открытый городок»:

«ЦКБ СО РАН – давний герой новосибирских новостей. В основном плохих. То в 2011 году Первомайский районный суд потребовал от нее отдать 1,8 млн рублей за то, что мальчик получил родовую черепно-мозговую травму, став инвалидом с ДЦП и эпилепсией: врачи «выдавливали его из утробы матери». То буквально на днях, уже в конце мая 2013 года, Советский районный суд оштрафовал клинику на 150 тыс. рублей за отказ в госпитализации женщине – пациентке пришлось в течение нескольких часов срочно лечь в другую больницу и подвергнуться операции. Впрочем, около 2,5 лет назад проблема с госпитализацией 8-месячного Максима Максимова вызвала настоящий общероссийский скандал.

Можно вспомнить и про нашумевшую ситуацию со студентом НГУ Дмитрием Пестеревым, который заболел в конце октября. Врачи ЦКБ советовали лечиться от простуды «чаем с малиной». С течением времени Дмитрию становилось все хуже, но госпитализировали его в терапевтическое отделение только 29 октября, а диагноз «бактериальный эндокардит» был поставлен 2 ноября. Из-за праздников перевод в кардиологическое отделение перенесли на 6 ноября, а 5 ноября Пестерев скончался.

По словам матери студента Натальи Пестеревой, ее сын не был экстренно направлен в реанимацию, и поэтому он умер. В итоге клинику оштрафовали на 100 тыс. рублей. На базе Медсанчасти-168 планируется открыть обычную больницу, которая наряду с большинством таких учреждений будет подчиняться Министерству здравоохранения Новосибирской области. Этот шаг включен в долгосрочную программу развития Советского района.

Но разобраться в авгиевых конюшнях здравоохранения нашего научного центра давно пора. Подозрительной кажется реакция руководства Академии наук на смерть Дмитрия Пестерева. Курирующий медицину заместитель председателя СО РАН академик Валентин Власов заявил, что ЦКБ – одна из лучших клиник Новосибирска, хотя в городе пациенты как раз не желают друг другу лечь в больницу в Советском районе. «Сибирское отделение ежегодно финансирует ЦКБ в размере 215 – 250 млн рублей», – заявил глава СО РАН Александр Асеев.

Новосибирские СМИ активно цитировали это заявление, его не без злой иронии обсуждали в Интернете. Мол, где же эти миллионы, если на помещения ЦКБ без слез нельзя взглянуть? Как нам удалось узнать, речь идет о тех средствах, что поступают на текущие нужды больницы из федерального бюджета. Суммы именно такого порядка упоминаются в акте проверки клиники контрольно-ревизионным управлением СО РАН.
Опровергает заявление академика Власова ряд статистических данных о работе больницы. Как сообщают нам источники, близкие к руководству Сибирского отделения, показатели общей летальности составляют в ЦКБ 1,7 – 1,9 %, что в 1,5 раза выше среднего показателя по Новосибирску. Послеоперационная смертность превышает норму в пять-шесть раз (3,7 – 4,5 % вместо 0,74 %), а досуточная – в 10 – 12 раз (0,9 – 1,07 % вместо 0,09 %).

Известно о смерти как минимум шести пациентов за последние год-полтора, исключая Дмитрия Пестерева: нескольким поставили неправильный диагноз, один умер после колоноскопии, а еще один, например, «выпал из окна реанимации».

Многие отделения ЦКБ, как оказалось, работали долгое время без лицензии. Во многих сферах вред от нелицензионной деятельности можно представить лишь теоретически. Но оперировать детей в ЛОР-отделении или даже в реанимации?

Вряд ли кто-то доверился бы такому врачу. Но именно такие «специалисты» и работали на столь важных направлениях. «Безопасный район» попытался разобраться с этими проблемами еще в 2012 году. Любопытно, что вскоре после обращений в Росздравнадзор нам пришел ответ о том, что лицензии по всем заявленным направлениям у ЦКБ есть. Были прикреплены даже сканы документов. Правда, даты свидетельствуют о том, что лицензии выдали целой пачкой уже после жалобы в надзорное ведомство. Обращались мы к председателю СО РАН Александру Асееву и его помощнику по медицине Владимиру Татаринову – вместо них ответил академик Власов, написавший странное письмо о том, что в клинике все хорошо. Одна из жалоб ушла министру здравоохранения Новосибирской области Ольге Кравченко, но региональные власти пока могут сделать немного из-за ведомственного подчинения больницы.

При этом даже выборочные проверки областного управления Росфиннадзора или родного КРУ СО РАН устанавливали серьезные финансовые нарушения в работе ЦКБ. Как выяснили ревизоры, часть доходов от деятельности ЦКБ пошла на зарплаты сотрудникам – 6,3 млн рублей в 2009 и 5 млн рублей в 2010 годах, но в договорах такие выплаты не предусмотрены.

Согласно имеющимся у «Безопасного района» документам, например, уже несколько лет протекает крыша над операционной в отделении гинекологии, хотя ее ремонтировали в 2007 и в 2010 годах.

Общая стоимость ремонтов составила около 1 млн рублей. Согласно актам, «выполнялись повторные работы» почти на 560 тыс. рублей. В 2010 – 2011 годах при капитальном ремонте здания без подтверждающих документов была оплачена закупка материальных ресурсов на сумму около 1,26 млн рублей. В 2009 – 2010 годах – невыполненные строительные работы стоимостью около 507 тыс. рублей.

– На монтаж и ремонт системы вентиляции в декабре 2009 года было потрачено из бюджета 4,6 млн рублей, а при проверке Роспотребнадзора и Росздравнадзора в ноябре-декабре 2010 года отмечено отсутствие смонтированной централизованной вентиляции в ЦКБ, – рассказал источник в руководстве Сибирского отделения, знакомый с данными проверки. – По окончании проверки КРУ СО РАН главврач ЦКБ Татьяна Ковалева представила гарантийное письмо от 10 марта 2011 года, что организация, которой выплачены деньги, обязуется смонтировать вентиляцию до августа 2011 года. Через 1,5 года после подписания акта приёмки выполненных работ.

Но, конечно, наиболее яркий инструмент получения доходов от ЦКБ в частный карман – это ЦНМТ. Детский корпус уже очень давно арендует Институт химической биологии и фундаментальной медицины СО РАН, который возглавляет академик Власов. Фактически ИХБФМ на бюджетные деньги организовал частную клинику – Центр новых медицинских технологий. У нас есть основания полагать, что за последние несколько лет вместо переоснащения ЦКБ более 9,5 млн рублей было потрачено на приобретение дорого- стоящего оборудования для платного лечения пациентов ЦНМТ. Речь о лазерном хирургическом аппарате, аппаратном анализаторе гемостаза, электрокаталке и т.д.
Кстати, именно в рамках развития ЦНМТ больница лишилась инфекционного корпуса, из-за отсутствия которого Максима Максимова в 2011 году и повезли на противоположный конец Новосибирска.

В составе ЦКБ находится мощная лабораторная служба, способная выполнять все виды исследований. Но больница заказывает их проведение коммерческой лабораторной службе «Сиблабсервис», которой в 2010 году перечислила 2,5 млн рублей. Для прохождения многих анализов в последние годы врачи выписывают направления в ЦНМТ, где пациенты вынуждены платить деньги…».

цкб со ран
ЦКБ СО РАН

Это уже не банальные финансовые махинации — здесь речь идёт о здоровье и жизни людей! И как отреагировали Асеев с компанией? Да точно так же, как и в истории с любимыми строительными фирмами — главный ученый секретарь СО РАН Николай Ляхов обратился в прокуратуру Советского района Новосибирска с требованием возбудить против «Безопасного района» уголовное дело по обвинению в клевете. Как и в случае с доносом Маслова, прокуратура отказалась возбуждать дело, тем самым признав, что материалы «Открытого городка» соответствуют действительности. Что и неудивительно, ведь они основаны на реальных документах, в число которых входит даже отчет о проверке деятельности Счётной палаты РФ. Её аудиторы, в частности, обнаружили, что ценное имущества Опытного завода СО РАН загадочным образом оказалось в банкротящемся (как и «Сибакадемстрой»!) ГУП СЭО СО РАН, функционеры которого также незаконно извлекают доходы из федеральных земельных участков, сдававшихся в аренду под видом «бетонных площадок».

пестерев
Дмитрий Пестерев, скончавшийся студент

Счётная палата установила и множество других нарушений, которые любой желающий может прочитать в отчёте №10 (54), но, по-моему, имеющихся фактов уже вполне достаточно, чтобы руководством СО РАН и их возлюбленными компаниями занялись уже и Следственный Комитет с Генеральной прокуратурой. Впрочем, последняя сейчас вплотную занялась проверкой жилищно-коммунальной сферы Академгородка. Поводом стали многочисленные жалобы его обитателей, которым приходится платить за коммунальные услуги в 10-12 раз больше, чем положено (по данным председатель совета дома № 3-а на Морском проспекте Владимира Байбородина при показаниях счётчика  120 – 140 киловатт-часов к оплате предъявляют 1200 – 1600) или оплачивать услуги, к которым околоакадемические фирмочки вообще не имеют отношения.

В частности председатель совета дома № 29 по улице Русской Сергей Цоба в заявлении в правоохранительные органы описал, как  ранее управлявшая зданием ГУП «ЖКХ ННЦ СО РАН» требует от жильцов деньги за услуги, которые не оказывает, хотя договор с нею уже два года как расторгнут и при этом отказывается передавать документацию (не у академика ли Асеева научились?)  выбранной жильцами управляющей компании «Правый берег».

Хочется надеяться, что правоохранители во всём разберутся.. Ну, а господин Асеев с заместителями, избавившись от утомительного попила и освоения выделяемых на строительство и медицинское обслуживание государственных денег, наконец займётся своими прямыми обязанностями, то есть организацией научных исследований, с которыми в СО РАН дела обстоят тоже далеко не блестяще. Но эта тема достойна отдельного сообщения.

Я благодарю всех, кто прислал мне материалы о махинациях и коррупции в академической сфере. Я уверена, что наша борьба будет небесплодной, и Академия наук очистится от прилипших к ней «бизнесменов», чтобы заняться настоящей, полноценной научной деятельностью. Скоро последуют новые расследования.